?

Log in

No account? Create an account
Отравлено перед телемостами (см. даты). Заранее с самого начала был уверен - какого-либо ответа ожидать совершенно бесполезно, но хоть что-то!

Иточник: http://maxpark.com/community/1851/content/935548

* К сожалению, теперь не все ссылки кликабельны. Потому как блог Фонтанка.ру как в начале осени "хакнули", так до сих пор восстановится не могут...

Но всё одно — здоровия всем )

https://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20190729-stanciya-dno Если раньше казалось, что позиции власти уверенны и тверды, теперь видно, что правы были радикалы: наверху паника

Власти массово препятствуют участию граждан в выборах, потому что боятся проиграть
Нежелательное государство

Рейтинг и жизнь

Любое сомнение в электоральном величии Путина объявлено политическим преступлением
Рейтинг и жизнь

Переоценка поддержки

Первым критерием оценки эффективности деятельности губернаторов президент определил уровень доверия к власти – то есть себе самому и назначенным им губернаторам
Переоценка поддержки


Билборд перед входом в школу при российском посольстве в Аргентине: «Мы уже изъяли более 450 тонн наркотиков. Правительство Аргентины»


Закончено следствие по делу о контрабанде кокаина через дипломатическую почту (https://www.kommersant.ru/doc/3975547). Из показаний обвиняемых мы уже можем сделать два однозначных вывода:

  1. Фигуранты дела занимались контрабандой, в чем они сами признались.

Андрей Ковальчук настаивает на том, что занимался поставкой в Россию исключительно дорогих сортов кофе и сигар. Но поставка этих товаров в соответствии с законом требует уплаты таможенных пошлин и сборов. Если Ковальчук и его подельники отправляли центнеры товаров под видом диппочты, то это контрабанда.


  1. Фигуранты дела знали, что занимаются поставкой нелегальных грузов.

По показаниям Али Абянова, он «и раньше несколько раз по просьбе Андрея Ковальчука переправлял «очень тяжелые чемоданы» в Москву, получая за каждый по $1,000. Груз всегда упаковывал как дипломатическую почту, а отправлял его самолетами российской военно-транспортной авиации». Однако он не был единственный, кто участвовал в переправке чемоданов. Ему помогал помощник посла по безопасности Олег Воробьев, который общался с Ковальчуком по поводу перевозки чемоданов в аэропорт (https://mmironov.livejournal.com/38087.html). Бывший полицейский Иван Близнюк и некий Андрей Чикало тоже имели к этому отношение. А были еще люди, которых мы не знаем, которые физически грузили чемоданы в самолет и переправляли груз в Москву, и они тоже работали не бесплатно. В итоге переправка одного чемодана обходилась в несколько тысяч долларов. Ковальчук прилетал в Аргентину на частном самолете и пытался забрать эти 12 чемоданов сам. Фрахт самолета стоит порядка 350,000 долларов, то есть он был готов заплатить за перевоз каждого чемодана около 30,000 долларов (сверх тех денег, которые он заплатил Абянову и другим). На регулярных авиалиниях за отправку одного большого чемодана из Буэнос-Айреса в Москву возьмут 200-300 долларов. Если время не торопит, то за 5,000-6,000 долларов можно отправить контейнер из Буэнос-Айреса. Он дойдет примерно за 2 месяца, и туда поместятся несколько сотен таких чемоданов. То есть если отправлять груз легально, то пересылка обойдется от нескольких сотен долларов (если самолетом) до нескольких десятков долларов (если по морю) за один чемодан. Тысячи и тем более десятки тысяч долларов за пересылку чемодана имеет смысл платить только в том случае, если ты отправляешь что-то нелегальное, что ни в коем случае не должно попасть на глаза таможенникам.


Версия обвиняемых будто они поставляли в Москву кофе Luwak не выдерживает никакой критики. Похоже на то, что они погуглили «самый дорогой кофе в мире», и им Google выдал Luwak. Во-первых, этот кофе производится в Индонезии, на Филиппинах и в других странах Юго-Восточной Азии. Нет никакого смысла везти его через весь земной шар в Аргентину, чтобы потом отправить в другую сторону в Россию. Тем более, что Аргентина известна своими высокими импортными пошлинами и крайне зарегулированными таможенными процедурами. Любые импортные товары в Аргентине стоят существенно дороже, чем в соседних Уругвае и Чили. Если уж заниматься поставками этого кофе, то нужно везти его напрямую из Юго-Восточной Азии. Выйдет быстрее и дешевле. Во-вторых, розничная цена кофе Luwak составляет до 500 долларов за кг. Даже если оценить стоимость чемодана кофе по самой максимальной розничной цене, получится 15,000 долларов за чемодан. Нет никакого смысла платить за переправку чемодана 30,000 долларов, чтобы потом продать кофе в розницу максимум за 15,000.


В связи с этим к нашему МИДу возникают три вопроса:


  1. Есть ли какой-то внутренний контроль за чемоданами, которые дипломаты и сотрудники диппредставительств (Абянов даже не был дипломатом) отправляют под видом диппочты? Из показаний обвиняемых следует, что это была не разовая переправка, и Абянов регулярно помогал Ковальчуку переправлять чемоданы, получая по 1,000 долларов с каждого. Отправка легальных грузов стоит намного дешевле. Значит, кокаин через российское посольство отправляли много лет.



  1. Как осуществляется контроль за безопасностью российских дипмиссий? МИД неоднократно утверждал, что Ковальчук никогда не являлся сотрудником МИДа и вообще не госслужащий. Получается, любой проходимец может втереться в доверие к завхозу посольства, коррумпировать его и складировать на территории посольства гору чемоданов с неизвестным содержимым? А если бы он захотел складировать не наркотики, а, например, взрывчатку?



  1. Контрабандой занимаются только сотрудники посольства в Аргентине, или аналогичная ситуация в наших посольствах в других странах? Аргентинские власти в течение последних лет активно взялись за борьбу с наркоторговцами поэтому эта история и вскрылась. Они регулярно конфискуют крупные партии наркотиков (https://www.clarin.com/politica/bullrich-logramos-sacar-mercado-1000-millones-dolares-narcotrafico_0_Wzo9Cj8xL.html). А что происходит в посольствах других стран, например, в Перу, Боливии, Венесуэле, Афганистане? Оттуда тоже сотрудники посольств могут спокойно переправлять чемоданы без всякого контроля и таможенного досмотра?








[reposted post] Обида блокады

Все-таки в "Новой Газете" - молодцы. Рискнули перепечатать у себя ту самую статью писательницы Елены Чижовой, из-за которой под нынешнее 9 мая развернулся очередной охранительский скандал. Причем ведь что сделали, идиоты: статья была спокойно себе издана в швейцарской (!) газете, на немецком языке - никто б в России о ней и знать бы не знал. Но нет - в точности по анекдоту про бабку, которая влезает на шкаф с подзорной трубой, чтобы видеть, "как там у меня на глазах молодежь всякие непотребства творит!" - какая-то дура прочла (небось Гугл-транслейтом перевела), накатала донос (!) в Следственный Комитет, где потребовала Чижову "привлечь за пропаганду нацизма", там и Зюганов подключился - и пошла свистопляска!
Под 9 мая все было в лучших совковых традициях типа травли Пастернака - кучи "государственников" пишут под копирку негодующие и обличительные пасквили в прессу и в блоги, а самого текста, на который они ополчились, нигде не прочесть. Но вот, слава богу, исправили - текст Чижовой опубликован. Никакой "пропаганды нацизма" там, естественно, нет.

Цитата: "...блокада — боль, о которой тяжело и страшно рассказывать; снаружи, потому что их мучил страх сказать «что-нибудь лишнее»: еще во время войны тема блокады стала подцензурной — советское государство делало все, чтобы скрыть правду. Именно с этой целью в 1946 году власти разорили народный музей, куда ленинградцы передавали свои блокадные дневники и личные вещи, в надежде, что память об их страданиях не исчезнет. Люди старшего поколения помнят костер во дворе разоренного музея, в котором эти дневники и вещи жгли. Под запретом оставалось и подлинное число жертв среди мирного населения. Лишь после перестройки об этом было сказано открыто: от 1 000 000 до 1 200 000.

Как все большие цифры — эту цифру невозможно себе представить. Но можно посмотреть на лица. В нашем семейном архиве сохранилась довоенная фотография: десятилетняя мама и ее подружки, с которыми она играла во дворе. На фотографии девять девочек. В блокаду умерло шестеро. Осталось трое. (Из мальчиков, живших в их дворе, — на фронт призывали постепенно, год за годом, — назад не вернулся ни один).

Молчание мамы и бабушки не означает, что в детстве я ничего не знала про блокаду. От своей памяти им было не скрыться. Я помню: когда они вспоминали, у них менялись голоса. Становились беззащитными, словно они стеснялись своих страданий. Разговаривали они потихонечку, между собой. И порой проговаривались.

То вдруг мама скажет: «В нашей семье мальчики не живут» — а я, четырехлетняя девочка, сижу и гадаю: какие мальчики, почему не живут?

То бабушка упомянет про какие-то «мягкие части». Скажет: «Утром подходишь к больнице, они лежат целые; вечером идешь — все мягкие части вырезаны». (Что такое блокадный каннибализм, я догадалась прежде, чем бабушка мне об этом рассказала.)

Так и получилось, что все главное, что знаю о блокаде, я подслушала. Я имею в виду, не сведения, которые можно почерпнуть из книг или из дневников. Их я тоже прочла немало. Но что такое ленинградская блокада, я поняла, кажется, лет в пять. С этих пор никакие официальные мифы на меня не действовали — я до сих пор уверена: это они, мои мама и бабушка (своими тихими разговорами) вложили в меня особый блокадный камертон, позволявший легко отличать правду от лжи.

Блокадная память моего поколения — медленный, долгий процесс переосмысления, когда постепенно приходишь к выводу, что в трагедии ленинградской блокады виноваты Гитлер и Сталин: эту трагическую фугу, они, два самых страшных диктатора XX века, сыграли в четыре руки. Партия Гитлера очевидна: во избежание собственных потерь в живой силе и технике, неизбежных при боях в крупном городе, он принял «научно обоснованное» решение: уморить ленинградцев голодом и холодом — всех, включая стариков и детей..." и т.д. Дальше известная мысль, что Сталину Ленинград - в плане жителей - в принципе не нравился, и он был не прочь его немного "проредить" чужими руками, благо, подвернулся удобный случай.
https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/05/11/80487-moya-blokadnaya-pamyat

Для меня все ж остается непостижимой мотивация тех, кто всякий раз устраивает сеансы беснования по поводу подобных статей и выступлений. Как они в них находят "нацизм"? Или это люди совсем двухтактные, с бинарной логикой? Наверно, так: "война была между Сталиным и Гитлером. Можно было быть только или за Сталина, или за Гитлера. Если ты против Сталина, значит, ты за Гитлера - других вариантов нет. Чижова против Сталина, значит, она за Гитлера, значит, в статье нацизм". Срезали! Приехали.

Конечно, Чижова не аналитик и не историк (в чем ее тут же все не преминут уличить). Но у нее и нет такой задачи. Она - ленинградка, и ее статья - это выражение эмоций, а не сухие выкладки. Какие эмоции были у мирных жителей, умиравших от голода в оледеневших квартирах - у тех самых 1 млн. двухсот тысяч? Вера в великого Сталина? - может быть. Ненависть к фашистам? - наверняка. Но ведь было и то самое, табуированное в советское время, чувство - ОБИДА. Обида человека, которого БРОСИЛИ УМИРАТЬ. Без еды. Самой долгой и мучительной смертью - от голода.

Чижова сама этого не пережила, но восприняла это от своих родных - от мамы и бабушки. Бывают такие восприимчивые дети. Обида - это чувство, ее нельзя "объяснить". Каким же надо быть скотом, чтобы в ответ на тихое "зачем нас заморили голодом" орать про "нацизм" и требовать "не трогать великого сталина"!

Можно ведь просто сказать, что все эти обиды давно ушедших блокадников к нам уж точно никакого отношения не имеют, все было и быльем поросло.